Loading...

Mikhail Arkadev Concerto grosso for organ, violin and chamber orch. "Ruins of the Baroque"

1,379 views

Loading...

Loading...

Rating is available when the video has been rented.
This feature is not available right now. Please try again later.
Published on Feb 22, 2013

Н.Эскина
М.Аркадьев Concerto grosso «На руинах барокко»
Concerto Grosso Аркадьева для органа, скрипки и струнного оркестра - воплощение тоски по руинам барокко, ностальгический жест, последнее прости всей великой полифонической традиции 17го - первой половины 18 века. Строится сочинение на тонкой полифонической обработке только (и исключительно) двух запоминающихся тем -- хорала Баха № 47 "Vater unser" («Отче наш»), и авторской темы фуги. Последняя хоть и соткана из узнаваемых баховских мотивов, обладает интонационным своеобразием, благодаря повышенной ритмической энергии и большому двухоктавному диапазону.
Самое начало сочинения, «Эпиграф» -- ключ ко всей концепции Concerto. Одноголосное звучание органа, с тишайшим почти незаметным вплетением скрипки напоминает то ли древнюю флейту Пана, то ли латиноамериканскую свирель. Неожиданные разрывы звучания, зависающие надолго абсолютные паузы заставляют насторожится слушателя, который начинает понимать, что именно в паузах, в зияющем Ничто, концентрируется медитативный смысл этой музыки. Чередование четырех полифонических частей Concerto, сотканных из авторской, изыскано ритмически варьируемой, темы: Fuge (Фуга), Passcaglia (Пассакалия), Siciliana (Сицилиана), Giga (Жига) и баховского хорала, отсылает нас к структуре баховских Пассионов («Страстей по Матфею» и «Иоанну»), где мистический евангельский сюжет «комментируется" и проживаются поющими под орган прихожанами. Здесь этот образ дан в руинизированном, разорванном паузами звучании. Siciliana является лирическим и ностальгическим центром сочинения, где тема фуги преображается, и отсылает нас тонально (h moll, си минор), и по инструментовке к знаменитой арии альта "Erbarme dich" (ария покаяния Петра после отречения) из "Страстей по Матфею." Роль зияющих пауз в сочинении исключительно велика. Пауза как собственно музыкальный феномен здесь носит подчеркнуто мистический смысл: погружение в священный парадоксальный мрак Присутствия и Смерти всего трансцендентного. На последних секундах звучания в "Postscriptum" мы слышим прощальную мягко диссонирующую органную секунду, которая напоминает протянутую как бы в бессильном жесте руку: попытка дотянуться, удержать трагический свет руин барочного космоса...

Loading...

When autoplay is enabled, a suggested video will automatically play next.

Up next


to add this to Watch Later

Add to

Loading playlists...